Московская обл., город. Королев, пос. Первомайский, ул. Первомайская д. 19-А. Тел. 515-04-99, тел./факс 519-96-18
Королевский наркологический диспансер
Главная » Зависимости » Игромания » Всё об игромании и мании к компьютерным играм

Игромания - опасная болезнь.

Более пятнадцати лет назад Всемирная Организация Здравоохранения признала игроманию психическим заболеванием, в соответствующем реестре поставив ее сразу же за наркоманией( она не стоит сразу за наркоманией). По данным ВОЗ, в мире игроманией страдают более 11 млн. человек. Почему один, выиграв или проиграв деньги, способен легко забыть об этом, а другого игра «засасывает»? Может, есть определенная предрасположенность на генетическом уровне, как в семьях алкоголиков? На эти и другие вопросы отвечает клинический психолог, сотрудника наркологического диспансера (г. Королёв) Олеся Покусаева..

- Если генетическая зависимость и существует, она пока не выявлена, - поясняет Олеся Владимировна. - В рядах игроманов примерно поровну мужчин и женщин, есть как подростки, так и пенсионеры. Самый ранний, встретившийся в моей практике, случай - мальчик десяти лет, а самому пожилому игроману больше пятидесяти. Этой зависимости подвержены представители всех психотипов и слоев общества. Разница лишь в том, что богач проигрывает виллу в Ницце, а бомж - рубли, вырученные от сбора бутылок. Кстати, игромания - один из наиболее надежных способов первому дойти до состояния второго.

- Верно ли, что игромания во многом схожа с наркоманией и алкоголизмом?

- Сходство есть. Но если в двух последних наличествует и физиологическая зависимость от вещества, и психологическая, то у игромана первая форма отсутствует. В игромании не задействовано химическое вещество, если, конечно, не считать адреналина, вырабатываемого организмом во время игры. Именно от этого состояния и возникает психологическая зависимость. Церковь дает всем этим психическим заболеваниям одну оценку: «одержимость бесами».

- Раз физической зависимости нет, игромания легче излечивается?

- В том-то и загадка, что нет! Лечится тяжело, и лишь пять процентов заболевших освобождаются от игровой зависимости окончательно.

- Как же лечить, если химической зависимости не наблюдается?

- Разработано множество психологических методик. Но полное излечение вероятно лишь в случае, когда больной приходит к психологу сам, осознавая свою болезнь и искренне желая от нее избавиться. В случае же, если его приводят родные, результаты будут хуже, и велика вероятность рецидивов.

- А в чем отличие здорового человека, решившего развлечься игрой в рулетку или на автомате, от больного игроманией?

- Здоровый человек, выиграв или проиграв определенную сумму, может остановиться, выйти из игрового помещения и больше про игру не вспоминать.. Иногда, находясь в затруднительном финансовом положении, люди используют игру как последнюю надежду. Если при этом выигрывают - решают свои финансовые проблемы, проигрывают - ищут другие пути. Игроману же, по сути, не важны деньги! Многие из них даже не помнят, сколько именно выиграли или проиграли. Для них главное - процесс игры, «кайф», возникающий в результате мощного выброса в кровь вырабатываемых организмом химических веществ.

- Вы упомянули о том, что игроманов часто приводят к врачу родные. Игроман ведь, подобно наркоману или алкоголику, считает себя здоровым?

- В основном так и бывает, но некоторых всё же отрезвляют обстоятельства. Например, недавно ко мне на прием пришла женщина средних лет. На ней уже «висит» четыре кредита, и все эти деньги она проиграла в автоматах. Остановиться не может: несколько раз проигрывала суммы, приготовленные для очередного погашения кредита. Она идет в игровой зал, мотивируя это тем, что «выиграет и погасит вдвое больше долгов»! В результате лишается последних денег, в банке «капают» проценты

Или еще случай из практики: 37-летний бизнесмен проиграл фирму, все сбережения и даже имущество. К счастью, не смог продать квартиру: в ней был прописан его ребенок. Играл сначала в казино, когда разорился - перешел на «демократичные» игровые автоматы. Мать и жена долго верили очередным обещаниям «завязать», пытались лечить, но сам он решил остановиться только после случая, который описал так: «Проиграл я последние рубли, вышел из зала, смотрю - бомж пьяный валяется. Я - к нему, стал обыскивать карманы, надеясь найти мелочь, чтобы продолжить игру... И вот тут словно озарение нашло: где я и что делаю?!!»

- Удалось этому больному встать на путь излечения?

- По окончании того курса - да. Больше он ко мне не приходил, поэтому можно надеяться на лучшее. Хотя, повторюсь, рецидивы этой болезни возникают и через много лет.

- Хорошо, что не дошло до смертельного исхода!

- Были, увы, и такие случаи. К примеру, в одном из соседних городов двенадцатилетний мальчик проигрался в компьютерном клубе, его «поставили на счетчик». Подросток боялся рассказать о случившемся родителям и покончил жизнь самоубийством...

- Многие родители жалуются, что дети буквально поселились в виртуальной реальности, не интересуясь ничем, кроме «бродилок» и «стрелялок». Это ведь тоже вариант игромании?

- Иногда - да. Для некоторых увлечение компьютерными играми выливается в болезнь. Особенно опасны в этом смысле трехмерные игры «с эффектом присутствия»: когда играющий не управляет фигурками на экране, а видит картинку так, будто сам присутствует на месте событий. Справедливости ради нужно добавить, что чаще к нам на прием попадают всё же не компьютерные игроманы, а подростки, испытывающие трудности с реальным общением. В Интернете можно создать иллюзию, представить себя виртуальным партнерам таким, каким мечтаешь быть: раскованным, красивым, спортивным - словом, «крутым». В реальности всё не так просто. Вот и бегут подростки в выдуманный мир, где чувствуют себя значимыми.

В общем, компьютер может быть полезным и развивающим фактором, если им пользоваться в меру. Но если (при нормативах пользования для взрослого не более четырех часов в сутки, да и то с перерывами), подросток просиживает за компьютером восемь-десять часов, забывая про еду и сон - пора бить тревогу. Зачастую родители сами виноваты в этих злоупотреблениях, считая, что: «пусть лучше за компьютером сидит, чем по улице гуляет».

- По каким признакам можно определить, что ребенок болен игроманией?

- Во-первых, ему постоянно нужны деньги, которые исчезают неизвестно куда, на них ничего не приобретается. Во-вторых, с приятелями ведется много разговоров об игре. При наличии таких признаков ребенка нужно как можно скорее показать психологу: игромания особенно прилипчива в подростковом возрасте.

- Каков в среднем процент игроманов?

- По приблизительным подсчетам - больше пяти человек на сотню. Точных данных нет: игроманы, в отличие от наркоманов, официально не регистрируются, статистика не ведется. Нужно отметить: с тех пор как игровые залы убрали подальше от школ, процент школьников среди игроманов слегка сократился. Но глобально проблема не решена: игровые автоматы по-прежнему доступны для всех.

По-видимому, существует определенный процент людей, подверженных бесконтрольной тяге к азартным играм. Такие люди были во все времена, ведь азартные игры знали еще в древних Египте, Индии, Китае. Всегда были и люди, разбогатевшие благодаря удачной игре, и, в неизмеримо большем количестве - потерявшие всё, включая жизнь. В Монте-Карло туристам, в числе прочих достопримечательностей, демонстрируют «Место самоубийц», скалу, откуда бросались вниз, на камни проигравшиеся в знаменитых казино. «Город Игры» и поныне держит первенство по числу суицидальных случаев на душу населения среди населенных пунктов Европы. Но создает этот процент не местное население, а игроки, стекающиеся в Монако со всего мира в надежде поправить свои финансовые дела.

- Не проще было бы совсем запретить игру, ведь ее опасность для здоровья очевидна?

- К сожалению, такие меры вряд ли решат проблему. В разных странах в прошлом вводили «сухой закон», запрещали проституцию, аборты, нетрадиционные сексуальные ориентации. Наркомания и сейчас в большинстве стран запрещена законом. Но добились ли подобными мерами искоренения этих зол? Ни коим образом. Просто они «ушли в подполье», что ведет к дополнительной криминализации. К тому же в этом мире нет ничего однозначно вредного или полезного, дело в дозировке. Игра, как ни странно тоже может быть полезна - для снятия стресса, получения удовольствия от выигрыша.. Главное - не выходить из разумных пределов.

Мое мнение: игра должна быть разрешенной, но труднодоступной. Так хотят поступить с казино, и это правильно. То же нужно сделать и с игровыми автоматами: оставить в стране несколько «игровых зон», труднодоступных географически. Это не сведет игроманию на нет, но снизит до минимума число людей, рискующих стать «одержимыми бесом игры».

Елена МАШКИНА.

газета "Неделя в Подлипках"